Пчелы — забытый капитал

Пчелы - забытый капиталКогда встречаюсь с пчеловодами, невольно вспоминаю курьезный случай. Мой хороший приятель председатель колхоза в торжественной обстановке на все лады хвалил доярок, которые надоили много молока, награждал их самыми ценными подарками, крепко жал каждой руку и от души благодарил. После торжества я спросил председателя, почему он не похвалил и пчеловодов. Уважаемый руководитель взглянул на меня с таким удивлением, как будто перед ним вырос инопланетянин, который в наших земных делах совсем не разбирается. Он широко раскрыл глаза, развел руками: причем тут пчеловоды? Пришлось объяснять, что именно благодаря пчеловодам, которые удвоили пасеку и по-умному организовали опыление клеверов, рапса, луговых трав, и удалось колхозу запасти много кормов, улучшить их качество. А у коровы, как известно, молоко на языке.
Вечером за чашкой чая с медом я не удержался и продолжил беседу о пчелах, напомнил приятелю слова выдающегося ученого-пчеловода Николая Михайловича Витвицкого, который сетовал: «У нас есть забытый капитал — пчелы» и призывал «дорожить этого рода добром». До сих пор в народе бытует легенда, как смоленский крестьянин, собиравшийся заночевать в дупле огромного дерева, увяз в меду по горло. А ныне сколько ни режут лес, не видят, не встречают уже дупел с дикими пчелами. Шмелей тоже редко когда встретишь при косьбе трав. А потом удивляются, почему не хватает кормов, не родится гречиха, клевера дают мизерные урожаи семян, скудеют сады и огороды.

Не один мой знакомый председатель колхоза смотрел на пчеловодство как на любительское дело, а на пасечников — как на чудаков или даже бездельников. На нашем веку за недосев пяти гектаров льна руководителей хозяйств наказывали строгими выговорами, а за гибель пасек даже не журили. Райкомы и райисполкомы требовали одного: давай молоко и мясо, о пчеле же — первой помощнице земледельца — ни слова. Потом спохватились: из-за недоопыления не только снижаются урожаи энтомофильных культур, но из травостоя выпадают многие ценные культуры, обедняется видовой состав растительности наших лугов и пастбищ, лесов, садов и огородов.
К чести моего знакомого, он вскоре оценил труд пчеловодов и создал им все условия для развития пасеки и выполнения ею роли не только и не столько медового, но и опылительного цеха.

Заметно переменилось отношение к пчеловодству и во многих других хозяйствах области. После многих лет падения и застоя в пчеловодстве начались процессы оздоровления, серьезного осмысления его места в экологии и в сельскохозяйственном производстве. Началось с того, что в 1988 г. облисполком принял конструктивную программу развития пчеловодства с комплексом конкретных мер. Это постановление впервые было подкреплено рядом партийных решений, установлен строгий спрос за состояние отрасли. Таким образом, удалось возбудить к пчелам внимание не только сельскохозяйственных, но и партийных и советских органов, всей общественности. На ранг выше стал статус областной конторы пчеловодства — теперь это производственное объединение. Почти во всех районах созданы общества пчеловодов. Удалось решить ряд неотложных вопросов по. повышению материальной и моральной заинтересованности кадров, наладить обеспечение пасек сахаром для подкормки пчел, хотя отдельные недоразумения еще возникают.

И вот лед тронулся. На недавно состоявшемся в Смоленске областном совещании пчеловодов я увидел людей, более уверенных в пользе своих занятий. И улыбки на их лицах чаще и радостнее, и задумки масштабнее и интереснее. Такие настроения у пчеловодов некоторые участники этого форума объясняли тем, что их впервые за все послевоенные годы собрали не где-то на окраине города в незавидном помещении, а в Большом зале Дома Советов. И на откровенный разговор с ними пришли не рядовые работники агропрома, как обычно бывало в прошлом, а сразу три члена бюро обкома партии: председатель облисполкома А. И. Орлов, секретарь обкома по сельскому хозяйству В. А. Самородский, начальник управления продовольствия, закупок и государственных служб агропрома, первый заместитель председателя облисполкома А. Г. Иванов. Из Москвы приехал главный зоотехник Пчелопрома РСФСР М. С. Подольский. Поделиться своими разработками пришли смоленские ученые Ю. И. Макаров и Н. В. Федоскин. И все же смена настроений у пчеловодов была обусловлена не только этим, а главное—возросшим престижем их труда и уверенностью, что теперь, наконец-то, дело пойдет на лад.

Не могли не порадовать собравшихся приведенные начальником объединения по пчеловодству Н. И. Зирюкиным цифры. Численность пчелиных семей в общественном секторе области за прошлый год возросла на тысячу ульев, а у населения — на 10 тысяч, достигнув соответственно 15,2 и 80 тысяч семей. Общественные пасеки дали 83,5 т товарного меда против 49,2 т в 1989 году. Сколько меда получили пчеловоды-любители — их тайна: никто такой отчетности не вел. Но можно смело предположить, что они откачали сладкой продукции раз в восемь — десять больше, чем общественные пасеки. Ну и пусть, как говорят, на здоровье. Только на одном смоленском рынке пчеловоды-любители продали 50 т меда. И хотя он по-прежнему еще дорог, но что у нас сейчас дешево? А главное — цена стабилизировалась, и можно надеяться, что появится тенденция к ее снижению. Примеры — рядом. Раньше и лучше других оценили пчел крестьяне Сафоновского района. За прошлый год они увеличили общественные пасеки на 232 семьи и довели их численность до 1432. На областном совещании пчеловодов пасечник совхоза «Сафоновский» В. С. Никитенков сказал:
— Когда с пчелами работаешь с душой, они тоже работают с душой.
И было отчего ему хвалить своих пчел. Владимир Семенович за прошлый год получил 21,3 ц товарного меда, почти по пуду от каждой семьи. Об эффективности труда пчеловода говорит и такой факт: В. С. Никитенков получил еще 61 новую пчелиную семью, а каждая из них стоит 150—200 руб. Выходит, только от реализации пчел в совхозную кассу поступил доход, достаточный для нескольких годовых зарплат пчеловода. Нет, не ест чужой хлеб пасечник.

Пчелы - забытый капиталКогда встречаюсь с пчеловодами, невольно вспоминаю курьезный случай. Мой хороший приятель председатель колхоза в торжественной обстановке на все лады хвалил доярок, которые надоили много молока, награждал их самыми ценными подарками, крепко жал каждой руку и от души благодарил. После торжества я спросил председателя, почему он не похвалил и пчеловодов. Уважаемый руководитель взглянул на меня с таким удивлением, как будто перед ним вырос инопланетянин, который в наших земных делах совсем не разбирается. Он широко раскрыл глаза, развел руками: причем тут пчеловоды? Пришлось объяснять, что именно благодаря пчеловодам, которые удвоили пасеку и по-умному организовали опыление клеверов, рапса, луговых трав, и удалось колхозу запасти много кормов, улучшить их качество. А у коровы, как известно, молоко на языке.
Вечером за чашкой чая с медом я не удержался и продолжил беседу о пчелах, напомнил приятелю слова выдающегося ученого-пчеловода Николая Михайловича Витвицкого, который сетовал: «У нас есть забытый капитал — пчелы» и призывал «дорожить этого рода добром». До сих пор в народе бытует легенда, как смоленский крестьянин, собиравшийся заночевать в дупле огромного дерева, увяз в меду по горло. А ныне сколько ни режут лес, не видят, не встречают уже дупел с дикими пчелами. Шмелей тоже редко когда встретишь при косьбе трав. А потом удивляются, почему не хватает кормов, не родится гречиха, клевера дают мизерные урожаи семян, скудеют сады и огороды.

Не один мой знакомый председатель колхоза смотрел на пчеловодство как на любительское дело, а на пасечников — как на чудаков или даже бездельников. На нашем веку за недосев пяти гектаров льна руководителей хозяйств наказывали строгими выговорами, а за гибель пасек даже не журили. Райкомы и райисполкомы требовали одного: давай молоко и мясо, о пчеле же — первой помощнице земледельца — ни слова. Потом спохватились: из-за недоопыления не только снижаются урожаи энтомофильных культур, но из травостоя выпадают многие ценные культуры, обедняется видовой состав растительности наших лугов и пастбищ, лесов, садов и огородов.
К чести моего знакомого, он вскоре оценил труд пчеловодов и создал им все условия для развития пасеки и выполнения ею роли не только и не столько медового, но и опылительного цеха.

Заметно переменилось отношение к пчеловодству и во многих других хозяйствах области. После многих лет падения и застоя в пчеловодстве начались процессы оздоровления, серьезного осмысления его места в экологии и в сельскохозяйственном производстве. Началось с того, что в 1988 г. облисполком принял конструктивную программу развития пчеловодства с комплексом конкретных мер. Это постановление впервые было подкреплено рядом партийных решений, установлен строгий спрос за состояние отрасли. Таким образом, удалось возбудить к пчелам внимание не только сельскохозяйственных, но и партийных и советских органов, всей общественности. На ранг выше стал статус областной конторы пчеловодства — теперь это производственное объединение. Почти во всех районах созданы общества пчеловодов. Удалось решить ряд неотложных вопросов по. повышению материальной и моральной заинтересованности кадров, наладить обеспечение пасек сахаром для подкормки пчел, хотя отдельные недоразумения еще возникают.

И вот лед тронулся. На недавно состоявшемся в Смоленске областном совещании пчеловодов я увидел людей, более уверенных в пользе своих занятий. И улыбки на их лицах чаще и радостнее, и задумки масштабнее и интереснее. Такие настроения у пчеловодов некоторые участники этого форума объясняли тем, что их впервые за все послевоенные годы собрали не где-то на окраине города в незавидном помещении, а в Большом зале Дома Советов. И на откровенный разговор с ними пришли не рядовые работники агропрома, как обычно бывало в прошлом, а сразу три члена бюро обкома партии: председатель облисполкома А. И. Орлов, секретарь обкома по сельскому хозяйству В. А. Самородский, начальник управления продовольствия, закупок и государственных служб агропрома, первый заместитель председателя облисполкома А. Г. Иванов. Из Москвы приехал главный зоотехник Пчелопрома РСФСР М. С. Подольский. Поделиться своими разработками пришли смоленские ученые Ю. И. Макаров и Н. В. Федоскин. И все же смена настроений у пчеловодов была обусловлена не только этим, а главное—возросшим престижем их труда и уверенностью, что теперь, наконец-то, дело пойдет на лад.

Не могли не порадовать собравшихся приведенные начальником объединения по пчеловодству Н. И. Зирюкиным цифры. Численность пчелиных семей в общественном секторе области за прошлый год возросла на тысячу ульев, а у населения — на 10 тысяч, достигнув соответственно 15,2 и 80 тысяч семей. Общественные пасеки дали 83,5 т товарного меда против 49,2 т в 1989 году. Сколько меда получили пчеловоды-любители — их тайна: никто такой отчетности не вел. Но можно смело предположить, что они откачали сладкой продукции раз в восемь — десять больше, чем общественные пасеки. Ну и пусть, как говорят, на здоровье. Только на одном смоленском рынке пчеловоды-любители продали 50 т меда. И хотя он по-прежнему еще дорог, но что у нас сейчас дешево? А главное — цена стабилизировалась, и можно надеяться, что появится тенденция к ее снижению. Примеры — рядом. Раньше и лучше других оценили пчел крестьяне Сафоновского района. За прошлый год они увеличили общественные пасеки на 232 семьи и довели их численность до 1432. На областном совещании пчеловодов пасечник совхоза «Сафоновский» В. С. Никитенков сказал:
— Когда с пчелами работаешь с душой, они тоже работают с душой.
И было отчего ему хвалить своих пчел. Владимир Семенович за прошлый год получил 21,3 ц товарного меда, почти по пуду от каждой семьи. Об эффективности труда пчеловода говорит и такой факт: В. С. Никитенков получил еще 61 новую пчелиную семью, а каждая из них стоит 150—200 руб. Выходит, только от реализации пчел в совхозную кассу поступил доход, достаточный для нескольких годовых зарплат пчеловода. Нет, не ест чужой хлеб пасечник.

Тридцать лет своей жизни с удовольствием отдали пчеловодству супруги Николай Артемович и Александра Васильевна Корниенко из совхоза «Батищевский». Они обслуживают 250 пчелиных семей. Приятно посмотреть на их пасеку: аккуратные разноцветные домики, кругом идеальный порядок. Супруги содержат сильные семьи, хорошо переносящие зимовку и летом дающие большой мед. Никогда они не морят пчел голодом, в каждую зимовку обеспечивают их щедрыми запасами. Оттого и потерь они не знают. В 1989 г. семейное звено Корниенко получило 22,2 ц товарного меда и 30 новых семей пчел.

Все 45 послевоенных лет я знаю ныне известного всей Смоленщине пчеловода Владимира Нестеровича Кубо. Помню, как с фронта пришел молодой солдат без ноги. Правление колхоза поручило ему создать общественную пасеку — с колышка на пустом месте. Для начала приобрел десять пакетов пчел, от них получил пять роев. Через год уже имел 30 семей, а еще через год их число снова удвоилось. Рядом с пасекой появились плодовые деревья и ягодные кустарники, посаженные фронтовиком. Колхозники впервые стали получать на трудодни мед. «Медовый у нас солдат»,— уважительно отзывались о нем односельчане. Хвалят они его и по сей день. Ежегодно ветеран пчеловодного хозяйства дает в колхозную кладовую две и больше тонны меда, а в общественную кассу не одну тысячу рублей прибыли. В прошлом году Кубо откачал 22,7 ц меда и продал 17 новых семей пчел. Владимир Нестерович поправу носит звание почетного пчеловода области.

Похвальна инициатива пчеловода из колхоза «Рассвет» Сычевского района Г. Н. Белова. Он организовал пасеку не только в своем хозяйстве, но и в соседнем племсовхозе «Новосельский». И тут и там растет число семей, громче становится гул пчел на посевах, в лугах и садах. За прошлый год Белов получил около двух тонн товарного меда.
К сожалению, таких энтузиастов пчеловодства немного. В большинстве совхозов и колхозов области нет пасек. В Велижском, Демидовском, Духовщинском, Кардымов-ском, Монастырщинском, Новодугинском, Темкинском, Угранском, Холм-Жирко-вском, Шумячском районах всего по одной-две. Даже в самую медоносную пору здесь редко встретишь на цветке гудящую пчелу. Видимо, до руководителей этих хозяйств еще не дошла неоспоримая истина, что без пчел урожая не получишь и страну не накормишь. Конечно, без меда еще как-то можно обойтись, но вот как обойтись без пчелоопыления посевов всех многочисленных энтомофильных культур?

Лучший опылитель не всеми признан. Главный зоотехник областного объединения по пчеловодству Евгений Иванович Тимофеев привел такие данные. В совхозе «Ивановский» Рославльского района посеяли 109 га гречихи. Маловеры предрекали неурожай. Но пчеловоды к моменту ее цветения подвезли к посевам 110 семей пчел (надо было бы больше). И вот собран урожай — по 12,2 ц с гектара. В колхозе «Большевик» Хиславичского района благодаря более насыщенному пчелоопылению собрали с гектара по 13,1 ц зерна, в совхозе «Днепр» Кардымовского района — по 15 ц. В десятках же других хозяйств, где пчел не подвезли, зерна вовсе не получили. В целом по области было списано 800 га таких посевов! А с остальной площади гречихи урожай едва достиг 5,7 ц с гектара. Смоляне потеряли многие сотни тонн зерна ценной культуры, цена же каждой тонны — свыше 300 руб. Подобные потери происходят и с клеверами. В колхозе «Россия» Починковского района, возглавляемом Героем Социалистического Труда А. А. Тимофеевым, семенники клевера занимали 40 га. В период их цветения к ним подвезли 180 семей пчел. В результате собрали по 2,4 ц/га семян этой ценнейшей культуры. По 2,5 ц клеверных семян с каждого из 40 га собрали в колхозе «Правда», которым руководит депутат Верховного Совета РСФСР А. А. Бобиков, по 2,6 ц — в колхозе им. Пушкина Гагаринско-го района, где председатель правления Герой Социалистического Труда С. Г. Кожевников. А в хозяйствах, где пчел не было, семян совсем не собрали. В целом по области с выделенной под семенные посевы площади в прошлом году собрали только по 0,8 ц семян клевера. По подсчетам смоленского ученого Н. В. Федоскина, на недоборе семян только этой культуры область потеряла примерно 14 млн руб. тогда как за аренду пчел нужно было бы заплатить всего 280 тыс. руб.

Ученый на наглядных примерах убежденно доказал, что пчелоопыле-ние — самый выгодный, дешевый и экологически чистый способ повышения урожайности кормовых культур. И его не могут заменить ни высокая агротехника, ни лучшие удобрения, ни самые первоклассные семена. И наоборот, самая передовая агротехника не даст эффекта без пчелоопыления. И представьте, этого не понимают не только отдельные агрономы, но даже некоторые представители опытных учреждений. Скажем, есть у нас в Кардымовском районе опытная станция по луговодству и кормовым корнеплодам. Пасека здесь небольшая, и пчеловоды смоленского завода им. XXV партсъезда предложили свои услуги. И что вы думаете, директор станции тов. Борисенко отказал пчеловодам. В результате недоопыления «ученые мужи» собрали только по 60 кг семян клевера с гектара, или в три раза меньше, чем указанные выше хозяйства.

Вот такие руководители и посылают каждый год гонцов во все концы страны на поиск недостающих семян, вместо того чтобы производить их самим, как это делают в названных мной совхозах и колхозах. Кстати, они не только полностью удовлетворяют свои потребности в семенах, но и продают их другим хозяйствам, получая от этого немалый доход. Можно надеяться, что хозрасчет в ближайшем будущем заставит таких руководителей вспомнить о пчелах. Сейчас областное руководство принимает решительные меры к улучшению пчелоопыления посевов. Установлена оплата за опыление — за каждую семью пчел 20 руб. В колхозе «X лет Октября» Демидовского района пошли еще дальше. Всем владельцам пчел за каждую семью здесь выплачивают 10 руб. только за то, что они их держат.

Запись опубликована в рубрике Пчеловодство. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *