Майская болезнь пчел

Название «майская болезнь пчел» держится с XX столетия, оно включает в себя пыльцевой токсикоз, болезнь плохого мая, ползучку, летнюю осыпь. В классическом толковании майская болезнь — патология молодых пчел — регистрируется чаще всего именно в мае. Во время активного лёта пчел больные особи в возбужденном состоянии ползают по территории пасеки, пытаются взлететь, но вновь падают на землю. Их гибели предшествуют судороги и паралич тела, у них увеличено брюшко, кишечник переполнен пыльцевыми зернами различной степени переваримости, дефекация нарушена вследствие закупорки.

В дальнейшем неблагополучные семьи или выздоравливают благодаря устойчивому весеннему теплу и поддерживающему медосбору, или сходят на нет от превышения потерь пчел над их приростом в семьях, что зависит от ряда причин и от опытности пчеловода.

Майская болезнь незаразная. Ее появление и развитие связаны с зацветанием в окрестностях данной пасеки определенных, так называемых ядовитых растений, с которых пчелы берут токсичную для них пыльцу (по В. И. Полтеву, лук репчатый, волчий борец, живокость, молочай, лютик, подбел, багульник болотный, крестовник, табак, волчеягодник, хлопчатник, чемерица белая, черная, даурская). Развитие болезни определяется влиянием на ряд органов и жизненно важных систем пчел имеющихся в пыльце ядов, действие которых усиливается при нарушении водного баланса в обмене веществ и пониженной температуре воздуха в гнезде.

Меры борьбы с майской болезнью (как кормовым отравлением) сводятся к смене пастбища, дополнительному обеспечению пчел водой, подкормке жидким сахарным сиропом, утеплению гнезд, защите пасеки от холодных ветров и соблюдению прочих норм пчеловодной гигиены и санитарии.

Результаты поисковых работ и наблюдений последних двух десятилетий существенно меняют традиционные взгляды на майскую болезнь. Перемены касаются ареала ее регистрации, сезонности течения, собственно этиологии, патогенеза, клинических признаков, а также мер борьбы.

Майская болезнь в подавляющем большинстве случаев (до 70 %) протекает не в мае, а в другие месяцы — с весны до осени и повсеместно. Кроме причин, связанных с отравлением пчел ядовитой пыльцой или токсинами в перге, считают, что она может носить инфекционный характер.

Из гемолимфы больных пчел выделен возбудитель — пчелиная спироплазма, которая в природе обнаруживается на поверхностях листьев и цветков самых различных растений. Имеются сообщения об успешном оздоровлении семей с клиникой майской болезни скармливанием тетрациклина в сахарном сиропе.
Пчеловоды, в частности, совхоза «Кипрейный» Красноярского края в последние годы заметили на пасеках две ранее не встречающиеся болезни: их назвали «расползание пчел» и «брякающий расплод». Массовое ползание пчел по земле начинается с конца мая и длится весь летний период. Ползают в основном молодые, выходящие из ячеек особи в семьях, вымирает расплод на всех стадиях развития. В результате семьи слабеют и гибнут. Когда провели лабораторное исследование погибших от ползучки пчел и расплода, то выделили типичные формы микробов — возбудителей европейского гнильца и сопутствующую последнему прочую микрофлору («О европейском гнильце», ж. «Пчеловодство» № 10, 1983).

Уже по приведенным выше довольно кратким сведениям майскую болезнь можно считать фактически неопознанной.
В 1984 г. отделом профилактики и борьбы с болезнями пчел Института пчеловодства была разослана специально составленная анкета о майской болезни пчел в 65 адресов областных контор пчеловодства, хозяйств и учреждений страны.

Она включала вопросы по клинике, календарным срокам течения болезни в связи с цветением медоносов, климатическими особенностями и прочей характеристикой данной местности; неблагополучию пасек по другим заболеваниям; применяемым оздоровительным средствам вообще и при майской болезни в случае ее регистрации.
Анализ полученных ответов на анкету в обобщенном виде показал: майская болезнь отмечалась на пасеках в 73,5 % случаев. В предыдущие учетному три сезона в большинстве регионов ползучка регистрировалась с апреля по октябрь и имела определенно выраженную связь с цветением пыльценосов, с дождливой прохладной погодой.
В ответах на анкету читаем:
— по всей Новгородской области сильная осыпь пчел наблюдается весной, в дни массового цветения пыльценосов. У ползающих по земле возбужденных пчел вздуто брюшко. За месяц течения ползучки резко падает сила семей;
— в Аскинском районе БАССР осыпь пчел происходит постоянно, но особенно сильно наблюдалась в 1983—1984 гг., когда пасеки были неблагополучны по нозематозу, падевому токсикозу и майской болезни. В 1985 г. пчелы «ползли» на всех пасеках района в мае, который отличался прохладной дождливой погодой. Лучшими мерами борьбы с осыпью пчеловоды считают наращивание силы, сокращение и утепление гнезд, лечение антибиотиками;
— по сведениям, поступившим из шести районов Саратовской области, «сильное выползание пчел со вздутым брюшком из летков» с апреля по июль наблюдалось ежегодно в течение последних пяти лет. Опытные пчеловоды считают, что осыпь следует связать все-таки с варроатозом.

Название «майская болезнь пчел» держится с XX столетия, оно включает в себя пыльцевой токсикоз, болезнь плохого мая, ползучку, летнюю осыпь. В классическом толковании майская болезнь — патология молодых пчел — регистрируется чаще всего именно в мае. Во время активного лёта пчел больные особи в возбужденном состоянии ползают по территории пасеки, пытаются взлететь, но вновь падают на землю. Их гибели предшествуют судороги и паралич тела, у них увеличено брюшко, кишечник переполнен пыльцевыми зернами различной степени переваримости, дефекация нарушена вследствие закупорки.

В дальнейшем неблагополучные семьи или выздоравливают благодаря устойчивому весеннему теплу и поддерживающему медосбору, или сходят на нет от превышения потерь пчел над их приростом в семьях, что зависит от ряда причин и от опытности пчеловода.

Майская болезнь незаразная. Ее появление и развитие связаны с зацветанием в окрестностях данной пасеки определенных, так называемых ядовитых растений, с которых пчелы берут токсичную для них пыльцу (по В. И. Полтеву, лук репчатый, волчий борец, живокость, молочай, лютик, подбел, багульник болотный, крестовник, табак, волчеягодник, хлопчатник, чемерица белая, черная, даурская). Развитие болезни определяется влиянием на ряд органов и жизненно важных систем пчел имеющихся в пыльце ядов, действие которых усиливается при нарушении водного баланса в обмене веществ и пониженной температуре воздуха в гнезде.

Меры борьбы с майской болезнью (как кормовым отравлением) сводятся к смене пастбища, дополнительному обеспечению пчел водой, подкормке жидким сахарным сиропом, утеплению гнезд, защите пасеки от холодных ветров и соблюдению прочих норм пчеловодной гигиены и санитарии.

Результаты поисковых работ и наблюдений последних двух десятилетий существенно меняют традиционные взгляды на майскую болезнь. Перемены касаются ареала ее регистрации, сезонности течения, собственно этиологии, патогенеза, клинических признаков, а также мер борьбы.

Майская болезнь в подавляющем большинстве случаев (до 70 %) протекает не в мае, а в другие месяцы — с весны до осени и повсеместно. Кроме причин, связанных с отравлением пчел ядовитой пыльцой или токсинами в перге, считают, что она может носить инфекционный характер.

Из гемолимфы больных пчел выделен возбудитель — пчелиная спироплазма, которая в природе обнаруживается на поверхностях листьев и цветков самых различных растений. Имеются сообщения об успешном оздоровлении семей с клиникой майской болезни скармливанием тетрациклина в сахарном сиропе.
Пчеловоды, в частности, совхоза «Кипрейный» Красноярского края в последние годы заметили на пасеках две ранее не встречающиеся болезни: их назвали «расползание пчел» и «брякающий расплод». Массовое ползание пчел по земле начинается с конца мая и длится весь летний период. Ползают в основном молодые, выходящие из ячеек особи в семьях, вымирает расплод на всех стадиях развития. В результате семьи слабеют и гибнут. Когда провели лабораторное исследование погибших от ползучки пчел и расплода, то выделили типичные формы микробов — возбудителей европейского гнильца и сопутствующую последнему прочую микрофлору («О европейском гнильце», ж. «Пчеловодство» № 10, 1983).

Уже по приведенным выше довольно кратким сведениям майскую болезнь можно считать фактически неопознанной.
В 1984 г. отделом профилактики и борьбы с болезнями пчел Института пчеловодства была разослана специально составленная анкета о майской болезни пчел в 65 адресов областных контор пчеловодства, хозяйств и учреждений страны.

Она включала вопросы по клинике, календарным срокам течения болезни в связи с цветением медоносов, климатическими особенностями и прочей характеристикой данной местности; неблагополучию пасек по другим заболеваниям; применяемым оздоровительным средствам вообще и при майской болезни в случае ее регистрации.
Анализ полученных ответов на анкету в обобщенном виде показал: майская болезнь отмечалась на пасеках в 73,5 % случаев.
В предыдущие учетному три сезона в большинстве регионов ползучка регистрировалась с апреля по октябрь и имела определенно выраженную связь с цветением пыльценосов, с дождливой прохладной погодой.
В ответах на анкету читаем:
— по всей Новгородской области сильная осыпь пчел наблюдается весной, в дни массового цветения пыльценосов. У ползающих по земле возбужденных пчел вздуто брюшко. За месяц течения ползучки резко падает сила семей;
— в Аскинском районе БАССР осыпь пчел происходит постоянно, но особенно сильно наблюдалась в 1983—1984 гг., когда пасеки были неблагополучны по нозематозу, падевому токсикозу и майской болезни. В 1985 г. пчелы «ползли» на всех пасеках района в мае, который отличался прохладной дождливой погодой. Лучшими мерами борьбы с осыпью пчеловоды считают наращивание силы, сокращение и утепление гнезд, лечение антибиотиками;
— по сведениям, поступившим из шести районов Саратовской области, «сильное выползание пчел со вздутым брюшком из летков» с апреля по июль наблюдалось ежегодно в течение последних пяти лет. Опытные пчеловоды считают, что осыпь следует связать все-таки с варроатозом.

Таким образом, исходное предположение о широком распространении болезни, которая по признакам клинического проявления (ползучка) может быть определена как майская, подтверждается официальной информацией с мест.
Далее сотрудники Института пчеловодства выезжали в подозреваемые по майской болезни хозяйства Тульской, Рязанской, Московской областей, Краснодарского края. Получили пробы пчел из Брянской, Ростовской, Орловской областей, из Майкопского и Краснополянского пчелохозяйств НИИП, из Узбекской ССР. Были проведены лабораторные исследования; в частности, в садках пчелам скармливали медово-сахарное тесто с различной концентрацией пыльцы.

Препарирование кишечника и микроскопия содержимого толстой кишки пчел показали: у особей при пасечном или экспериментальном пыльцевом токсикозе при майской болезни в сравнении с контрольными увеличивается от переполнения примерно в 40—60 и в 60—80 раз толстая кишка.

В содержимом кишечника пчелы в пересчете на одну особь скапливается свыше 10 тыс. остатков пыльцевых зерен, тогда как в контроле их десятки, реже сотни. При 200—400- кратном увеличении под микроскопом МББ-1 остатки пыльцевых зерен — разные по величине, с неровными контурами. Внутри них просматривается уплотненная масса, окруженная рыхлой тканью.

Микробиологическое исследование толстой кишки при пыльцевом токсикозе пасечного происхождения показало преобладание в газоне агаровой культуры банальной (относительно гнильцов) микрофлоры. Это подтвердилось и микроскопированием мазков.

Мы провели пасечную проверку предполагаемой эффективности ранневесенней тетрациклиновой подкормки.
Лечебный сироп скармливали всем семьям на пяти пасеках «Никольского» ОПХ НИИП Тульской обл.
По отчетным данным главных специалистов этого хозяйства В. И. Харькова, В. А. Клюдкина, проверенным нами в следующем сезоне после лечения весной, летом и осенью, получены положительные результаты профилактики майской болезни ранневесенней (апрель) тетрациклиновой подкормкой.

В частности, в предшествующие лечению два-три сезона на подопытных пасеках отмечались характерные признаки ползучки, которой, кстати, сопутствовало неблагополучие расплода с клиникой гнильцов. После проведенного курса лечения тетрациклином (трех-четырехкратно через пять — семь дней, по 250—300 млулочка сахарного сиропа с тетрациклином в дозе 250 тыс. ЕДл) на четырех пасеках из пяти не отмечалось клинических признаков ползучки и поражения расплода. Следовательно, ранневесенние тетрациклиновые подкормки могут служить исходной позицией в дальнейших поисках средств и методов профилактики и борьбы с болезнью (болезнями?!), сопровождающейся массовой гибелью ползающих по пасеке пчел.

Запись опубликована в рубрике Болезни пчел и их лечение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *